Забыли пароль? Забыли логин? Регистрация

patriot-travel.ru

Активный отдых, путешествия

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Водное путешествие по Кольскому полуострову. р.Афанасия - р.Поной. - Белое море. Часть-2

Цигель-цигель, ай-лю-лю,
«Михаил Светлов»!

к/ф «Бриллиантовая рука»

К первой части

 

-

12 июля. День 13.

С утра шел такой ливень, что палатка прогибалась под напором падающей с неба воды. Мы решили переждать непогоду и поспать подольше.
Проснулись в 11.00. Дождь прекратился, но судя по затянутому тучами небу – ненадолго. На завтрак пожарили на углях пойманную вчера рыбу.
За завтраком обсуждали наши дальнейшие планы. До моря нам оставалось еще 285 километров. Чтобы успеть на теплоход «Клавдия Еланская», который 19-го вечером (через восемь дней) будет в устье Поноя, нам нужно проходить в среднем 36км. в день. Задача вполне реальная с учетом того, что эту часть маршрута мы будем идти вниз по течению, которое по мере приближения к морю будет только ускоряться.
Пока мы завтракали и собирались, мимо нас два раза проплывали моторные лодки, по видимому рыбаки. Они с интересом разглядывали наш лагерь.

Вышли в 14.30. Ветер был попутный и очень сильный, временами накрапывал дождь, и мы еще с утра надели дождевики. Я сидел на веслах, Люда скучала на корме. Ширина реки здесь – около ста метров, ветру было, где разгуляться, и на прямых участках поднималась мелкая волна. Борта у нашей лодки довольно высокие и прилично парусят, что, конечно при попутном ветре нам на руку. Люда тоже старалась помогать, она расправляла полы дождевика, изображая парус. Не скажу, что это было сильно эффективно, но при порывах ветра чувствовалось некоторое ускорение.
Выглянуло солнце, мы остановились пообедать в 17.45 на правом берегу, на красивой лужайке с высокой травой, напротив впадения реки Верхняя Пятчема. От места ночевки прошли 16 километров.

 

После обеда, пройдя еще 15 км. мы подошли к месту, где Поной расходится на два рукава. Нам нужно повернуть налево, так как, судя по отчетам и карте левый рукав на три километра короче. Мы внимательно осматривали берега, сверялись с картой, чтобы не пропустить поворот. На этот участок маршрута у нас была хорошая пятисотметровка, поэтому  заблудиться было сложно.

Повернув налево, мы попали в узкую извилистую протоку, с болотистыми берегами, поросшими редкими кустарниками. Время было уже позднее и хотелось побыстрее дойти до места слияния двух рукавов. Я налег на весла и этот десятикилометровый участок мы преодолели за 1 час 40 минут. Река вновь стала широкой и спокойной, но характер берегов не поменялся, разве что стало попадаться больше открытых мест – заболоченных лугов, поросших высокой зеленой травой.
Вскоре на горизонте показывается деревня Чальмны-Варрэ, и тут происходит довольно неприятное событие, у нас ломается левая уключина. По сварному шву отваливается штифт, на котором крутится весло. Отбираю у Люды байдарочное весло, начинаю грести им, второе весло лежит в чехле вместе с мачтой и быстро достать его не получится. Скорость и маневренность сильно упали.
Деревня Чальмны-Варрэ, которая имеет еще русское название – Ивановка, расположена на правом пологом берегу реки и представляет собой несколько старых, далеко стоящих друг от друга домов. За  домами – нагромождение крупных покрытых белым мхом камней образующих небольшую возвышенность, за которой начинается густой хвойный лес. Деревня значится на карте как нежилая, но уже издалека было видно, что это не так. Над одним из домов развевался изрядно выцветший Российский флаг, слышалось монотонное тарахтение бензогенератора, а к ярко-зеленому травянистому берегу была причалена лодка с мотором. Людей не было видно.

На часах - 24.05 и мы решили не беспокоить местных жителей в столь позднее время, к тому же, в наши планы не входила ночевка в деревне. Мы прошли еще около километра, обойдя большой остров справа, по узкой протоке. Еще слышны были звуки работающего генератора, как я увидел на левом берегу среди кустов небольшую полянку. Здесь был травянистый и крутой берег, высотой метра полтора, под берегом топкий грунт, но идти дальше в поисках лучшего места совсем не хотелось. Мы накидали под ноги сухих веток, которые плавали рядом и затащили наверх вещи и лодку.

Полянка оказалась очень уютной. Мы поставили палатку, и после небольшого перекуса и приема снотворного в виде ста грамм разведенного спирта завалились спать. Жаль закончилась настойка из чернослива.

За день прошли 48 километров.

Координаты ночевки: 67°09'56,1" N 37°38'21,6" E

13 июля. День 14.

Проснулись в 12.00. За стенами палатки тучи голодных комаров и мелкий моросящий дождь. Где-то вдалеке, с другой стороны острова слышались звуки лодочного мотора. Завтрак готовили на горелке, не вылезая из палатки, позавтракав, еще долго сидели, пережидая дождь.
Про достопримечательности деревни Ивановки нам было известно. Знали мы и про петроглифы, и про остатки узкоколейки с якобы стоящим на них паровозом. Но возвращаться назад в деревню для их осмотра уже не хотелось, да и возможность заварить сломанную уключину в Ивановке вызывала сомнение.
Дождь закончился, выглянуло солнце. Мы достали байдарочные весла, соответствующим образом уложили вещи в лодке, и вышли на воду в 16.15. После Ивановки река разделяется на два рукава, которые сходятся вновь через четыре километра. Мы изначально собирались пойти по левому, но начав обходить вчера остров справа, попали в правый рукав.
Шесть километров от стоянки до озера Нижнекаменское (саамское название Вулиявр) прошли за полтора часа. В озеро река впадает несколькими небольшими протоками, мы все время выбирали ту, которая пошире и поглубже.

На подходе к озеру перед лодкой с берега в воду нырнула какая-то зверюга, разглядеть не успели, потом еще одна. Скорее всего, это были ондатры, которые, судя по местным географическим названиям, таким как Ондатровые острова и Ондатровое болото, здесь водятся в большом количестве.
И вот нашему взгляду открывается красивая панорама озера Нижнекаменского. На противоположном берегу – покрытые лесом сопки. У подножия одной из них как будто какое то строение, но приглядевшись, мы поняли, что это всего лишь камни. Озеро вполне оправдывает свое название – местами видны россыпи торчащих из воды крупных камней, дно также покрыто камнями, поросшими ярко-зелеными водорослями.

Течения здесь совсем не ощущалось, но его направление прослеживалось по наклону растущей на дне травы. Ориентируясь по ней, мы обогнули полуостров, и попали в заросли кувшинок, которые потом сменились редкой высокой осокой.

Здесь было очень мелко, мы старались обходить лежащие на дне камни, которые было хорошо видно сквозь прозрачную воду, но это не всегда удавалось, и порой мы чертили по ним днищем лодки. Глядя на протяженный южный берег, было сложно определить место, где река вытекает из озера, но трава на дне безошибочно указывала нужное направление. Наконец, после гряды крупных камней русло начало сужаться и стало ощущаться слабое течение.

Берега здесь были болотистые, и мы устроили перекус прямо в лодке, не причаливая к берегу. Перекусывали мы минут двадцать, за это время нас отнесло течением метров на пятьсот.
Через пять километров после озера мы остановились на ночевку. Место было красивое и обжитое. Здесь была уютная полянка, кострище, вокруг достаточно дров, правда и комарья было с избытком.
Вытащив на берег лодку и, перевернув днищем вверх, я обнаружил, что в отсек с баллоном, который мы последний раз клеили, попало много мелких камушков, их было хорошо видно под толстой шкурой лодки. Это было чревато новыми пробоинами. Пока Люда готовила ужин, я вытащил баллон и вычистил оттуда песок и камушки, правда сделать это было непросто, и получилось не сразу.

После ужина я пошел рыбачить и поймал несколько окуней. Спать легли в 0.30, поставив будильник на шесть часов утра.

За день прошли 16 километров.

Координаты ночевки: 67°06'14,7" N 37°50'41,6" E

 

14 июля. День 15.

Проснулись по будильнику в 6.00, шел дождь. Завтракали и собирались под тентом. После завтрака я еще около часа возился с лодкой, устанавливая  на место вытащенный вчера баллон.

Вышли в 11 часов. Дождь закончился, но дул сильный встречный ветер, поднимая мелкую волну. Мы старались прятаться от ветра под берегами, продвигались небыстро.
В 15.30 решили пообедать, причалили к красивому травянистому берегу, но при попытке вылезти из лодки я провалился в ил по колено, и мы решили проплыть немного дальше. Через полчаса нашли хорошее твердое место на правом берегу и пообедали жареными на решетке окунями.

После обеда прошли около часа, увидели у левого берега в воде несколько живописных крупных камней,  и пологий каменистый склон. Место показалось интересным, решили его осмотреть.

Зачалились у камней, поднялись на пару десятков метров по склону и обнаружили наверху красивую поляну, покрытую мягким ковром белого мха. Вокруг редко росли высокие сосны, на плоской каменной плите было кострище, а вокруг были оборудованы сидушки из сосновых бревен. По всей поляне были как будто разбросаны крупные камни, покрытые мхом и лишайниками, которые образовывали на них причудливые, замысловатые узоры. Мы долго бродили по поляне, рассматривали и фотографировали узоры на камнях, а на одном из огромных валунов на краю поляны, я обнаружил какое-то углубление вроде чаши, явно сделанное руками человека. Мы предположили, что это место было связано с каким-то древним саамским культом.

Через пять километров, слева будет впадать река Сухая, где как рассказывал Владимир из Краснощелья, находится первая турбаза. Там, по его словам могут быть инспектора, у которых наверняка возникнут к нам вопросы. Но рыбы у нас не было, спиннинг мы  заранее сложили и запрятали подальше, так что, бояться нам было нечего.
Характер берегов поменялся – все меньше попадалось топких болотистых мест, а вдоль правого берега потянулась гряда невысоких сопок, слившихся в одну длинную возвышенность.

В 19.35 прошли р.Сухую. Там была не турбаза, а один небольшой деревянный домик. Около домика  стоял большой желтый пожарный щит с инструментами, рядом лавочка, у берега причалена моторная лодка, людей не было видно. Мы стараясь не привлекать внимание, быстро прошли мимо. Вскоре домик скрылся за поворотом реки, мы обошли слева большой остров и стали подыскивать место для ночевки.
На горизонте показался еще один остров, выглядел он очень живописно: впереди была большая ровная поляна, а за ней - березовая рощица.

Берег был пологий и твердый. Мы причалили и осмотрелись. Дров там было не много, да и место было слишком открытое. Решив поискать другую стоянку, мы начали обходить остров справа, и сразу же сели на мель. Пришлось выходить из лодки и шлепать по воде, совсем как на реке Афанасия. Метров двести я тащил лодку, потом глубина немного увеличилась. Проплыв еще метров сто мы увидели на правом берегу полоску песка и решили причалить. Пройдя десять метров через редкие кусты, мы обнаружили симпатичную полянку со старым кострищем, а за ней белый от мха пологий склон с редким сосновым лесом. Дров здесь было в достатке, ну про комаров, наверно уже и говорить не надо - тучи, как и на всех предыдущих местах.

Первое, что мы сделали, притащив лодку и вещи - быстро натянули москитную сетку и минут сорок сидели под ней, читая отчет Владимира, и разглядывая карты, и только потом поставили палатку и занялись ужином.

Спать легли в 12.00, поставив будильник на шесть часов утра.

За день прошли 36 километров.

Координаты ночевки: 67°06'16,9" N 38°26'09,3" E

15 июля. День 16.

В шесть часов утра, выключив назойливый будильник, мы еще полчаса провалялись в спальниках, но поборов утреннюю лень, все же вылезли под моросящий дождь на радость заждавшейся  мошкаре.
Позавтракав овсяной кашкой и неспешно собравшись, мы отчалили в 10.20. Погода была пасмурной, но безветренной, мы бодро взялись за весла, и за полтора часа прошли восемь километров до реки Лебяжьей, где располагается следующая турбаза. По правому берегу попадалось много удобных стоянок. На протяжение этого пути наша лодка несколько раз, несмотря на небольшую осадку – 10-15 сантиметров, чертила днищем по песку, приходилось упираться веслами в дно и отталкиваться, чтобы преодолеть мелкие участки. Мы пару раз от берега к берегу пересекали реку, чтобы найти фарватер, но везде было также мелко. Это казалось странным, притом, что ширина реки здесь была более ста метров. Как же здесь ходят моторные лодки?
Перед устьем Лебяжьей, около небольшого острова, была причалена лодка, рядом, на берегу сидели несколько людей.
- Привет туристам! – закричал один из них.
- Привет! – ответили мы
- Мы с турбазы Лебяжьей, зайдете к нам?
- А у вас на базе сварочный аппарат есть?
- Есть, что у вас случилось?
Подплываем, я показываю сломанную уключину.
- Если пару часов подождете – сделаем.
- Конечно, подождем.
База располагалась в двухстах метрах дальше по правому берегу, чалимся около вытащенного на сушу катера. Место красивое: пологий берег с невысокими деревьями, зеленая лужайка с яркими кисточками иван-чая, напротив широким рукавом впадает река Лебяжья. Чуть повыше, на берегу – навес из перевернутой деревянной лодки, очаг и скамейки, а рядом стоит отрезок ствола старой сосны с вырезанными на нем непонятными цифрами и буквами. На другой стороне дерева вырезана дата -  13.III.46. В некотором отдалении виднелось несколько деревянных домиков, к ним вела натоптанная тропинка.

Мы достали печеньки и термос с чаем и расположились на скамеечке, у самой воды. После перекуса Люда взялась писать дневник, а я стал откручивать сломанную уключину.
Мужики, как и обещали, появились через два часа. Достав из подсобки новенький сварочный инвертор и подключив его к бензогенератору, серьезный усатый мужчина, видимо старший здесь, ловко приварил сломанный штифт на место. А другой, помоложе, его звали Родион, зачистил сварной шов на электрическом наждаке, после чего, критически осмотрев отремонтированный узел, опять включил наждак и зачистил еще раз.
Мужики пригласили нас пообедать, и мы пошли в столовую. Хозяйка – Света, общительная молодая женщина, накормила нас ухой из семги и сабудаем из хариуса с картошкой. Так вкусно и сытно мы не ели уже давно. Нет, конечно, питались мы неплохо (с Людой по-другому и не получится), но то был настоящий цивильный обед. За обедом мы узнали, что, видимо из-за засухи, уровень воды в реке в этом году очень низкий, где-то на метр ниже обычного и такая глубина не позволяет ходить здесь на моторе. Так вот чем объясняется такое затишье! И много еще интересного рассказали нам про эти места.
Отдыхающих сейчас на базе не было, и нам предложили остаться на ночевку, сходить вечером в баньку, но мы отказались, так как торопились попасть на пароход, до которого осталось меньше четырех дней. Мужики понимающе кивнули.
- Ну, так успеете – сказали они – вас сейчас так понесет, только держись!
Родион никак не мог успокоиться - он все притирал уключину, зачищал, подкручивал гайки, подбирал шайбы, до тех пор, пока люфт не стал минимальным, а вращение идеальным :-). Света пригласила Люду посмотреть базу и баню, а мы с Родионом поставили уключину на место.

Нам с Людой очень понравилась уютная база и радушные хозяева, которым мы были очень благодарны, но нам нужно было двигаться дальше.
Всем было очень интересно как пройдет наше дальнейшее путешествие, мы записали номер телефона их офиса и обещали после похода позвонить и все рассказать. Этот номер мы потом благополучно потеряли L, надеемся, что кто-то из ребят прочтет наш отчет.
На прощанье нас угостили соленой рыбой.

До места ночевки мы думали дойти на байдарочных веслах, но пройдя километров семь, все же решили потратить время на перекладывание вещей и установку весел распашных. Мы заметили у левого берега россыпь крупных камней, и решили причалить там. Было всего только семь часов вечера, но место оказалось таким красивым и удобным, что мы, почти не раздумывая, решили заночевать здесь.
Палатку и тент поставили на ровном берегу в пяти метрах от воды, здесь же рядом разожгли костер и приготовили ужин. Плоский камень, над которым был натянут тент, послужил нам столом.

Солнце склонилось над горизонтом и спряталось за низкими неподвижными облаками, ярко и почти без дыма горели сухие дрова, в реке плескалась рыба.
Мы расположились за столом и наблюдали на противоположном берегу двух толстых чаек. Они сидели на камнях, отвернувшись друг от друга, и смотрели в разные стороны. Когда неподалеку от них выпрыгивала и плюхалась в вводу крупная рыба, они поворачивали головы и хором издавали толи удивленный то ли восторженный возглас: О-о-о-о-о-о!!! Выглядело это очень забавно.

За день прошли 15 километров.

Координаты ночевки: 67°01'08,1" N 38°42'10,0" E

16 июля. День17.

Утром в 10.30 мы были уже на воде. Погода стояла солнечная и безветренная. Скорость течения реки заметно увеличилась, и даже если не грести, можно было продвигаться со скоростью около двух километров в час. Через пару часов прошли устье ручья Большого, впадавшего слева, там была еще одна рыболовная база. С воды не было видно никаких построек, только большой белый щит с какой-то картой, незамысловатая арка из березовых стволов, а на пригорке, на фоне зеленой травы красовалась большая белая надпись «Порог». Ни лодок, ни людей рядом не было видно.
Отремонтированная вчера левая уключина работала отлично, а вот на правой, появился какой-то странный, постоянно увеличивающийся люфт.
В 14 часов мы решили пообедать. Место особенно не выбирали – берега здесь были твердые и каменистые, и можно было причалить в любом месте, не опасаясь провалиться в болото. 
И вот как раз в тот момент, когда мы причаливали к берегу, сломалась правая уключина. Да что ж за невезуха такая!? Теперь опять придется искать сварку.

В 18.15 подходим к реке Пача, впадающей в Поной справа. За ней – рыболовная база с таким же названием. Если бы не поломка, мы бы прошли мимо, но сейчас решаем зайти, поинтересоваться по поводу сварки.
На берегу – большая выровненная территория, засыпанная мелким гравием, вертолетная площадка, причал, около которого стоят несколько больших лодок с мощными моторами. Причаливаем рядом. К базе ведет хорошая накатанная дорога. Проходим мимо открытого шлагбаума с крупной надписью «Пача» и большим почтовым ящиком. Через сотню метров видим еще одну надпись, но уже латиницей: «PACHA»,  желтыми вырезанными из дерева буквами на доске, висящей на двух столбах. За стильным заборчиком из «блинов», напиленных из толстой сосны – деревянные домики. Вокруг очень красивый лес – редкие молодые сосенки, растущие на ковре из белого мха.

Пройдя немного дальше, видим мужчину крупного телосложения, бензопилой подравнивающего только что прибитую к забору доску.
- Добрый день, - вежливо поздоровался я, когда бензопила замолкла – у вас сварка есть на базе?
– А можно вашу базу сфотографировать!? – подсуетилась Люда, щелкая фотоаппаратом во все стороны.
Человек обернулся, и пару секунд смотрел на нас так, как будто мы только что, на его глазах свалились с неба.
- Сфотографировать, конечно, можно. И сварочный аппарат есть. А вы кто???
- Мы туристы, путешественники – ответил я, и на всякий случай добавил – Мы на лодке приплыли.
Его суровое, загорелое лицо стало еще суровей и серьезней.
- Это закрытая территория, вам необходимо было оформить разрешение на сплав от нашей организации.
Не знаю, откуда у него была такая уверенность по поводу отсутствия у нас разрешения? У меня же на лице не написано? А может у нас есть! Но, тем не менее, он оказался прав – такого разрешения у нас не было.
- А вот человек, который нас сюда забрасывал – Виктор, сказал, что если мы рыбу здесь не ловим, то и разрешения не надо.
- Надо. – ответил он – и Виктор должен быть в курсе. – Ну по крайней мере, нужно было договариваться с нашим руководством по телефону.
- Ну так наверное Виктор и договорился.
- Я позвоню и выясню. Ну, что у вас случилось – вдруг смягчился он – зачем вам сварка?
Внимательно осмотрев сломанную уключину, он сказал:
- Сейчас ребятам скажу, они починят. А вы пока зайдите, чаю попейте.
- Спасибо, не откажемся.   
Кухня была оборудована по последнему слову техники. Хозяйка – Анжела, накормила нас вкусной ухой и жареной рыбой. Она сказала, что человека, с которым мы общались, зовут Александр Иванович – он главный на этой базе. Соскучившаяся по общению Люда без умолку делилась впечатлениями. Она рассказывала о реке Афанасия и верховьях Поноя, о нашей лодке, продуктовой раскладке, об особенностях приготовления пищи на костре и газовой горелке, восхищалась красотой здешней природы. Анжела с интересом слушала
- Дальше еще красивей будет. – сказала она.
Узнав, что у нас закончился хлеб, Анжела предложила нам батон белого и буханку черного хлеба.
- Да какие деньги, вы что? Берите так, у нас хлеба много.
К нам присоединился Александр Иванович. Мы еще минут двадцать общались и пили чай, он выражал большие сомнения, что у нас получится дойти до моря
- Вас все равно ОМОНовцы повяжут на Аче - говорил он – вам надо из Каневки вертолетом улетать.
Я не понимал, за что нас будут вязать, но спорить не стал. Мы делали грустные лица и разводили руками, ну что мы можем против ОМОНа? И все же, мне показалось, что мы чем-то понравились Иванычу, и где-то в глубине души, ему хотелось, чтобы у нас все получилось.
На старенькой «Ниве» подъехали мужики с отремонтированной уключиной. Вместо отвалившегося штифта, они поставили подходящий по диаметру и длине болт, зафиксировав его снизу гайкой.
- До конца путешествия точно не отвалится – заверили они.
- Будем надеяться, спасибо.
Мы наполнили кипятком наш термос, попрощались с Анжелой и Александром Ивановичем. Мужики подвезли нас до нашей лодки и помогли прикрутить уключину.
- А что, на Аче в самом деле ОМОНовцы стоят?
- Да, в самом деле. Отличные мужики!

Через восемь километров после Пачи есть гора Женихова, а после нее на карте обозначен порог. Мужики на базе называли его «Женихи» и говорили, что он несложный. Порог представлял собой длинную, порядка трех километров, гряду камней, которые нужно было успевать обходить. Понижение уровня русла реки и скорость течения  здесь были относительно небольшими. Вся сложность заключалась в том, что большинство камней были скрыты под водой. В принципе, их было видно, но обойти все нереально, а определить какие можно пройти поверху, а какие нет довольно сложно. Я сидел на веслах, Люда рулила байдарочным веслом, получалось у нее неплохо. Мы пару раз наезжали на подводные камни, но в целом преодолели порог успешно. Будь уровень воды немного повыше, проблем бы вообще не было никаких.
За время нашего путешествия мы привыкли к нашей лодке, научились ремонтировать ее и управлять ей. Лодка нам очень нравилась. Часто, после какого-нибудь удачного маневра, или после прохождения какого-то препятствия, мы прикалывались, вспоминая слова героя Курта Рассела из комедии «Капитан Рон»: - Я научился этому на «Саратоге»! И свою лодку мы называли этим гордым именем - «Саратога».
Пройдя порог, стали искать место для ночевки, что оказалось непросто. Берега были каменистыми и неровными и спускались к воде с приличным уклоном.

Начался дождь. Мы заметили справа небольшую ровную лужайку, но подойдя поближе, обнаружили, что там много крупных камней и палатку поставить негде. Вдруг на противоположном берегу, там, где впадает река Альденьга, я разглядел среди кустов какой-то навес и мы поплыли туда. Там оказалось оборудованное для отдыха место - большой навес, стол, очаг, рядом лежали дрова, в большом пне торчал топор. Над очагом висели два чайника, рядом стоял огромный казан, в котором были остатки ухи. Видимо сюда приезжают рыбачить туристы с Пачи.

Встали на ночевку в 22.00. Ужин готовить не стали. Мы поставили палатку, а сами разместились под навесом, туда же сложили вещи.  Попили чай из термоса с плавлеными сырками и пошли спать.

За день прошли 38 километров.

Координаты ночевки: 67°05'32,5" N 39°24'24,6" E

 

17 июля. День18.

Проснулись в 9.00, позавтракали и быстро собрались. Четырнадцать километров мы преодолели за два часа, и ровно в 13.00 причалили у деревни Каневка. Это небольшая деревушка, располагавшаяся на левом берегу реки, все транспортное сообщение с цивилизацией – вертолет раз в неделю. Здесь мы собирались зайти в продуктовый магазин, а также, позвонить в Мурманское морское пароходство и узнать по поводу теплохода «Клавдия Еланская», выйдет ли он завтра согласно расписанию, ведь за три недели что-то могло измениться.

Люда осталась у лодки, а я отправился в деревню. Магазин нашел сразу, он находился в двухстах метрах, но оказался закрыт. Проходивший мимо человек сказал, что магазин работает до 13 часов и продавщица только что ушла, но живет она в соседнем доме и можно попросить ее открыть. Я постучался в соседний дом, женщина вникла в ситуацию. Хлеба в магазине не оказалось, я купил шоколадные вафли, сливочное масло и бутылку сухого вина.

По поводу «Клавдии Еланской» продавщица ничего не знала, но сказала, что можно позвонить в Мурманск с почты, правда, связь спутниковая и будет только в 16 часов. Сотовой связи в деревне не было.
Мы решили не ждать, пока появится связь, и двинулись дальше. По карте через пять километров слева будет впадать река Ачерйок, та самая Ача, где находится еще одна рыболовная база.

Люда предложила немного отойти от деревни и остановиться пообедать, на что я пошутил «Нас уже два дня на базах кормят, давай Ачу пройдем сначала, а там посмотрим». Вскоре слева показались крыши домиков, у берега стояли лодки и квадроцикл. Мы постарались стать маленькими и незаметными, даже весла в воду я старался опускать как можно тише. Все напрасно. Когда мы поравнялись с лодками, к берегу подошли четверо людей
- Здравствуйте, куда путь держите? Причальте на минутку, пожалуйста!
Подгребаем к берегу, здороваемся, рассказываем кто мы, куда и зачем. Они с интересом разглядывали нашу лодку. Видимо, подозрения мы не вызывали, и на злодеев и браконьеров не тянули.
- Путешественники!? К морю!? С Ловозера!!!? Здорово, молодцы! Пойдемте, перекусим с нами, пообщаемся.
Мы с Людой переглянулись и вылезли из лодки.
За столом, кроме нас было еще человек семь, в основном молодые ребята, очень веселые и общительные, как я понял, большинство - из Оленегорска. Общих тем было много - разговаривали о путешествиях, о водных и лыжных походах, о горах. Они интересовались нашим маршрутом, а мы расспрашивали их о порогах, которые нам предстоит пройти. Среди них оказался парень, который проходил все пороги на лодке. Он рассказывал много интересного.
- Все пороги вполне проходимы. – говорил он –  Самый опасный и сложный порог – Большой Бревенный. Ну вы его сразу узнаете, там ущелье и шум далеко слышно. Осмотреть его, скорее всего, не получится - берега скалистые. Надо просто решиться и идти, а там поймете что делать. У вас лодка хорошая – пройдете. Правого берега держитесь. Я там на «Нырке» ходил, у меня баллоны сложились, я из порога как хот-дог выскочил, из лодки только голова в каске торчала.
- Понятно, будем надеяться, что и у нас получится.
- Ну что, давайте по рюмке за успех вашего мероприятия?
- За успех, конечно, можно.
Выпили символически по рюмке водки.
- Может, в душ хотите сходить? Горячая вода есть.
- Спасибо, со временем у нас напряг, нам на пароход успеть надо. Так что, мы прямо сейчас двинем.
- Удачи вам. А как узнать потом о вашем путешествии, чем закончится?
Оставляем адрес нашего сайта, фотографируемся у вывески с надписью «PONOI» и попрощавшись отчаливаем.

Неторопливо, за два часа преодолеваем восемь километров до реки Колмак, вот он впадает слева. На другой стороне маленький домик, никого не видно. Люда сидит на веслах, я «на руле». Течение здесь начинает ускоряться, все чаще попадаются камни в воде, впереди слышится шум бурлящей воды. Проходим мимо большого белого камня у левого берега. И вдруг мы услышали сзади звук лодочного мотора и лай собаки. Откуда он взялся, из под воды вынырнул что-ли? Только что никого не было.
Лодка быстро приближалась. Самая обычная лодка, не подводная.  В ней был один человек в камуфляже и заливающаяся лаем собака, лайка кстати. Лодка с громким грохотом билась о камни, но сидящего в ней человека это, видимо, нисколько не смущало, он с грохотом проскочил белый камень,  обошел нас справа, и встал на якорь, перегородив нам путь. Мы остановились у камня в метре от левого берега.
- Здравствуйте, - заорал он, перекрикивая шум воды и лай собаки – это частная территория, у вас разрешение на сплав есть от фирмы ЗАО «Поплачь обо мне*»?
- Здравствуйте, за нас человек договаривался по телефону. – прокричал я – он сказал, что больше никаких разрешений не надо. Мы рыбу не ловим.
- Я сейчас в офис позвоню, узнаю – крикнул он, и достав из кармана спутниковый телефон, начал набирать номер.
Тем временем, течение стащило нас с камня и мы, слегка подруливая, потихоньку удалялись.
Поговорив с минуту по телефону, человек в лодке опять обогнал нас. Мы зависли на большом подводном камне.
- Про вас наше руководство ничего не знает. Я не могу вас дальше пропустить, разворачивайтесь и возвращайтесь.
- Куда же нам возвращаться?  -  спрашиваю я - У нас маршрут жестко расписан, у нас теплоход через два дня.
- Ну я не знаю, куда хотите. Можете в Каневку возвращаться, и оттуда вертолетом улетать.
Я достал камеру и включил видеозапись, но человека это нисколько не смутило.
- А может у нас средств лишних нет, чтобы вертолетом улетать и продуктов на два дня осталось, ничего, что вы нас в опасное положение ставите? Нам вообще то просто проплыть надо, мы на вашей территории даже на берег выходить не будем.
- Ничего не знаю. Вы должны были заранее решать этот вопрос с ЗАО «Поплачь обо мне*». Даже если я вас пропущу сейчас, вас дальше на базе остановят.
- Мы понятия не имеем, что такое ЗАО существует.
- Это не моя проблема. Разворачивайтесь.
Я был в легком шоке. Мы были готовы увидеть здесь вооруженных до зубов егерей, полицейских, государственных инспекторов, потрясающих законодательными актами и административными протоколами, но чтобы так вот категорично, неизвестно кто… по какому праву…? Кстати,
- А документы у вас есть?
- Ну в данный момент, с собой нет, есть на базе…
- !!!!!!!! Ну мы поехали тогда.

Как так? Может это бандюган какой-то? Засада? Провокация? В любом случае, надо валить отсюда в направлении моря, чем быстрей, тем дальше.
Люде долго объяснять не надо. Мы быстро сползаем с камня, обходим лодку справа и налегаем на весла. Сзади взревел мотор. Налегаем еще сильней. Впереди начинается порог Колмацкий, камней очень много, вода вокруг бурлит, но нас сейчас волнует не это. Нам надо оторваться, а это реально только в таких условиях - на плесе от моторки не уйти.
Течение несет нас вперед, Люда машет веслами, как птица крыльями, я сзади стараюсь рулить, обходя опасные места, и создавать дополнительную тягу. Впереди поворот реки, относительно спокойный отрезок и снова порог. Мы летим вперед, иногда задевая о камни бортами, цепляясь днищем, ударяясь веслами, но стараемся не терять скорости. Сзади никого не видно. Может быть наш преследователь понял, что гоняться по порогам на такой лодке опасно и отстал, может с двигателем чего или пробоина? Порог заканчивается. Ну не то, чтобы совсем, но камней становится меньше. Мы на всякий случай проходим  еще несколько километров в ускоренном темпе и, удалившись от устья Колмака километров на десять, останавливаемся у правого берега. Берега здесь каменистые, местами довольно круто спускающиеся к воде. После Каневки сосны практически пропали, преобладают невысокие лиственные деревья и кустарники, изредка попадаются ели.
Прислушиваемся  - все тихо. Смотрим карту, что у нас там дальше? А дальше на пятьдесят километров река представляет собой сплошную шиверу, с несколькимим крупными порогами. Через пятнадцать километров будет рыболовная база «Рябога». Видимо эту базу имел в виду странный охранник, когда говорил, что у него «документы на базе» и где нас должны задержать. Решаем, на всякий случай, подождать немного и пройти ее ночью.

Время - 21.10 и у нас есть час для перекуса. Располагаемся на прибрежных камнях, достаем бутылку вина и шоколадные вафли, купленные в Каневке, чай в термосе. Вафли оказались необычайно вкусными, я даже пожалел, что купил так мало. Час пролетает незаметно.
Сажусь на весла, Люда рулит сзади. У нее очень сосредоточенное выражение лица, к этому занятию Люда относится со всей ответственностью, и очень переживает, когда лодка задевает за камни. Оно и понятно, лодка в этом походе – «наше все».

За два часа проходим пятнадцать километров. Там где в Поной впадает река Пурнач, на карте обозначен порог, проходим его даже не заметив. Как-то он потерялся на общем фоне каменистого русла.
База «Рябога» самая крупная из всех рыболовных турбаз на Поное, видно ее издалека. На высокой сопке стоит большой дом, рядом – вертолетная площадка, на ней вертолет, ниже, на склоне – множество построек, у берега – большое количество моторных лодок, рядом впадает река Рябога. По левому берегу - сплошная скальная стена, по правому – более пологие высокие сопки, лишь в устье Рябоги небольшая ровная площадка, покрытая лесом.

Мы, конечно, тоже были как на ладони, но тем не менее, базу проходим беспрепятственно, не заметив там никого из людей. Отойдя на пять километров, начинаем искать место для ночевки, но поблизости даже намека нет на ровную площадку. Наконец, через два километра, встаем на правом берегу в устье ручья.

Площадка крохотная, едва умещается палатка, но радует то, что она скрыта кустами и почти незаметна с воды. Лодку прячем позади палатки. Время – около двух часов ночи, есть особо не хотелось и готовить ничего не стали, съели по две вафли, запив водой.
Перед сном вспомнились слова Виктора: «Если рыбу не ловите – проблем не будет». А есть у нас проблемы? Да пока, вроде, никаких. Но на душе как-то неспокойно.

За день прошли 63 километра.

Координаты ночевки: 67°00'26,6" N 40°24'50,0" E

______________________________________________________________________________________
* - название изменено.

Продолжение скоро будет!

К первой части